Мы шли берегом реки. Шли по мягкой накатанной машинами дороге, под аккомпанимент ветра и хрустального звона, доносившегося с реки от невставшего льда, звенящего у берега от мелкой волны.  Над нами висели мрачные облака. И, чтобы не заскучать в пути от унылого пейзажа, среди скудной прибрежной растительности мы стали развлекать себя осмотром кустов и деревьев. Свернув с дороги, избегая ровных участков, мы пошли лощинами и заросшими кустами старыми водоводами. Собака живо интересовалась незнакомой местностью. Она с интересом проходила сквозь кустарник, вертела головой и зигзагом трусила в высокой  сухой траве. Иногда она останавливалась, и, высоко задрав морду, мокрым носом отрывисто нюхала воздух. Порой её натораживал звук с реки, но, не услышав в нём ничего нового, она продолжала идти рядом. Вдруг по реке стал приближаься шум мотора. Реку от нас закрывал густой ивняк, и мы не могли видеть лодки. Я пытался  по звуку определить мощность мотора, его тип, скорость и размер лодки. Он был настолько необычен, что я не смог зацепиться ни за один признак, чтобы определиться с ответами. Оказалось, по воде и ледяной крошке пробежал аэроход, сделанный из резиновой лодки и авиационного двигателя с трехлопастным пропеллером.

Не найдя ни одной жилой норы на склоне у реки, решаю идти полем в надежде поднять зайца или птицу. В утренней тишине неожиданно и резко раздается тонкий свист, от которого даже я сделал стойку. Я выпрямился, вытянул шею и обернулся на звук. Что за притча? Какая это необычная птица,- источник этого, впервые слышимого мной звука. Я ищу её взглядом поверх деревьев и замечаю мчащуюся к нам высокими прыжками собаку шоколадного цвета с необычайно чистыми и яркими глазами. Молодой курцхаар разворачивается прямо у моих ног и мчится к хозяину, которого я рассмотрел не сразу на пестром фоне утреннего поля, сияющего искрами инея в лучах восходящего солнца. Моя собака пошла рядом с ним. Они остановились, вонзив друг в друга пронзительные взгляды. Вытянувшись в струну, собаки медленно сближали свои подвижные и блестящие носы.

Но вот они снюхались, и вместе рванули в поле. Поздоровались и мы. Оказалось обычно дело, все люди на реке так или иначе знакомы. Вот и я с хозяином Курта лет десять назад ловил сазана, зажигательно говорил о рыбалке, о том как надо ловить сомов и каких искусственных червей предпочитает волжский судак. Мы вместе пошли полем за нашими собаками.

Курт, повинуясь своим инстинктам, осматривал площадя, увлекая за собой и мою собаку. Мы обходили все крепкие места и наблюдали за нашими охотниками. Иногда они забывали дело и отдавались игре.

Спустя полчаса  мы сошли с поля к  молодым деревьям и плотным кустам. Мне казалось, что здесь может быть дичь. Увидев на пригорке нору, затем рядом ещё и ещё одну я отозвал свою собаку, показывая ей находку. В это момент за моей спиной шумно захлопали крылья поднятой птицы. Ободренный похвалой Курт с бОльшим рвением кинулся в крепь. Он то пер через кусты как лось, то затихал до настораживающей тишины, будто исчезал вовсе.  За короткое время он поднял ещё двух птиц, которых я увидел сам. Это были небольшой фазанчик и роскошный взрослый фазан, видеть которых секунду-две было большим удовольствием для нас,  а для собак золотой наградой за свой неутомимый поиск и чутьё!

2-3 января 2020 г. 

С полем!



Tagged on:                     

3 thoughts on “С полем!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *